460006, Россия, Оренбург,
ул. Лукиана Попова, д. 98,
+7 (3532) 560-127,
barnabas_sokolov@mail.ru

Епископ Арсений (Жадановский): "О сквернословии"

24.09.2019
Пресс-служба Димитриевского монастыря , Епископ Арсений (Жадановский)

«Всяко слово гнило да не исходит из уст ваших... клич и хула, да возьмется от вас со всякою злобою... Не оскорбляйте Духа Святого Божия, имже знамеснастеся в день избавления» (Еф.4:29–31)

Так некогда поучал св. ап. Павел ефесских христиан, среди которых уже тогда возможен был грех сквернословия. Но что сказать теперь про нас русских христиан? Если бы св. апостол поднялся и услышал, как мы сквернословим, он должен был бы много нас обличать в этом богомерзком грехе. Говорят, ни один народ христианский так не бранится, как русский. И, действительно, везет человек поклажу, лошадь измучилась, становится,– здесь, значит и брань. С трудом что-либо дается, опять тоже. Случилось повздорить, крупно поговорить, значит, сказано было немало ругательств. Проходишь по улице и видишь толпу, обходи дальше, иначе, наверное, услышишь в пересмешках, в разговоре срамословие. Бранятся у нас не только мужчины, но и женщины и даже малые дети. И, удивительно, у иных до такой степени укореняется привычка употреблять скверные слова, что эти последние служат как бы приправою ко всяким их разговорам, сообщениям, добрым ли то или обыкновенным пустым. Как-то раз, в праздник, летом, отворил я окно своей келии, – дело было в одном монастыре, – вижу на травке, неподалеку, расположились отдыхать рабочие-каменщики; по всей вероятности они производили работу в этом монастыре. Мне стали слышны их речи. Они говорили о празднике, служении церковном, святыне и, представьте, некоторые чуть ли не за каждым словом прибавляли скверные слова. Господи! подумал я, закрывая окно, до какой степени нравственного огрубления может дойти христианин, который запечатлен Духом Святым в таинстве крещения. Ведь ты, христианин, новый человек, новая тварь, по слову апостола. Чистая, добрая жизнь – твоя задача, а уста твои должны служить для прославления Господа, для лобызания креста, и пречистых язв Спасителя, для принятия небесных, страшных, животворящих Тайн Пресвятого Тела и Пречистые Крови Его. «Как ты, говорит Иоанн Златоуст, осквернивший уста свои гнилыми словами, станешь приступать к Тайнам Господним? Посмотри, если бы кто-нибудь, когда ты за трапезой обедаешь, принес бы нечистый, зловонный сосуд, поставил бы около тебя, обдавая зловонием, не прогнал ли бы ты такого человека, не оскорбился ли бы на него! Скажи теперь, ужели не думаешь прогневать Бога, когда гнуснейшие всякого нечистого сосуда произносишь слова? Ибо уста наши делаются трапезою Божией, когда мы приобщаемся Таинства Евхаристии».



Так вразумлял св. Златоуст сквернословов, живших и в его время. Всякого рода гнусные слова произносятся у нас в ругательствах, но чаще всего сквернится священное имя матери. «Чем же мать заслужила такое бесчестие? Подумай, за что ты так ее ругаешь? За то, что она носила тебя во чреве? За то, что она, рождая тебя, терпела болезни, от которых многие матери умирают? За то, что она кормила тебя своею грудью, любила, ласкала и берегла тебя? За то, что не спала по ночам, когда ты плакал, ухаживала за тобою, когда бывал болен? За то, что обмывала, чесала, одевала тебя? За то, что смотрела за тобою, когда учился ходить, чтобы ты не упал и не расшибся. За то, что она носила тебя на руках и, когда стал подрастать, учила тебя молиться Богу, водила тебя в церковь. За то, что она теперь, когда ты вырос, продолжает любить тебя и всегда носить тебя в своем сердце»1. У нас, говорит один учитель Церкви, есть три матери. Первая мать есть Пресвятая Богородица – наша общая заступница; другая мать та, которая в болезнях рождает нас; третья – мать сыра земля, дающая всем нам, по благословению Божию, пищу, одежду и жилище. Имя матери, таким образом, священно. Оно должно быть предметом благоговейного воспоминания. Имя матери должно возбуждать в нас умиление, чувство благодарности, должно возбуждать доброту сердца, а не быть предметом самых грубых, самых страшных ругательств. Откуда же навевается человеку христианину грех сквернословия? – От духа злобы. Он разрушитель всего доброго в духовной жизни христианина, он все святое, высокое старается посрамить, сделать предметом глумления. Он и святое имя матери успел обратить в позор и поношение. А что в ругателях действует дух хулы и всякой злобы это видно из следующей повести святого Григория Двоеслова. «В нашем городе (т. е. Риме), повествует Григорий Двоеслов, один всем известный человек, имел сына-мальчика, которого очень любил и воспитывал без всякой строгости. Мальчик, которому во всем поблажали, привык произносить скверные бранные слова. Какая бы мысль ни приходила ему в голову, он тотчас же начинал по привычке злословить, и бранил не только людей, но случалось, дерзал хулить, что страшно сказать, Самого Бога. А отец не запрещал ему говорить те хульные и скверные слова. Во время моровой язвы, бывшей у нас, продолжает рассказывать Григорий Двоеслов, за три года пред сим, мальчик тот разболелся к смерти и, когда отец держал его у себя на коленях, то, (по рассказам лиц, которые тут находились сами), пришли нечистые духи взять дерзкую душу мальчика. Мальчик, увидел их, затрепетал, закрыл глаза и стал кричать: «батюшка, отыми меня у них! отыми!» и со страшным криком спрятал свое лицо в пазуху своего отца, стараясь как бы укрыть себя. Отец, смотря на сына, как он трепетал, спросил: «что ты видишь?» Мальчик отвечал: «пришли черные люди, хотят меня взять» и, сказав сие, стал, по обыкновенно произносить скверные и богохульные речи и тут же умер, будучи, таким образом, захвачен духами злобы поднебесной.


Припоминается, при этом, мне одно обстоятельство из моей жизни. В детстве, когда я жил в родительском доме, однажды, под вечер накануне светлого праздника вошла в дом со двора жившая у нас в услужении женщина и сообщила родителям, что работник де наш много и дерзко ругавшийся на дворе, вдруг упал на землю и стал биться в припадке бешенства. Смотрите – какая связь – сильная брань и припадок, – очевидно, злой дух овладел и этим человеком. Да, поистине, возлюбленные братья, сквернословие навевается врагом рода человеческого. Вы обратите внимание на ругающегося – он делается страшным, к нему опасно подойти, он нагл, бесстыден, он в это время как будто бы не человек, а какое то злое, безобразное существо. Причиняя себе вред, убивая свою христианскую, освященную благодатью душу, ругатель немало наносит вреда и окружающим. Если он отец семейства, сквернословит в семье при детях этим развращает их в самом раннем возрасте, становится причиной их огрубелости и безнравственности. Если же ругатель находится в обществе, он бранными словами оскорбляет доброе христианское имя ближнего, уязвляет стыдливость, целомудрие чистых натур – как то девиц, жен, матерей и вообще всех богобоязненных людей. Но, вот, у тебя укоренилась привычка браниться, ты невольно иногда скажешь черное слово. Что же с этим ты и далее останешься? Нет, не давай себя совершенно во власть злого духа. Он тебя обманывает, воюет на тебя, христианина. Не поддавайся ему, борись с ним, сознавай свой недостаток и, каждый раз, когда употребишь бранное слово, кайся, молись, укоряй себя, зачем ты так не воздержен. Такое внимание к себе не пропадет даром. Благодаря ему ты станешь все меньше и меньше браниться, пока, наконец, не побе­дишь духа хулы и всякой злобы. Надо сказать, что грех сквернословия, главным образом, распространен у нас среди простого народа. Но не свободен от этого греха и наш высший класс общества, – только тут этот грех выражается в более утонченной форме, в так называемых легких, непристойных словах и выражениях. О чем обыкновенно беседует в минуты отдохновения наша молодежь, холостая компания, наши кавалеры и девицы при так называемых ухаживаниях, сколько здесь бывает намеков на нечистое, блудное... Возлюбленные братия! Тогда хорош христианин, когда он внимает себе, следит за собою, за своим сердцем. Много у нас коренится в душе всякой нечистоты, злобы, коварства, ненависти, зависти, гордости и бездны других страстей. Поддаваться им, жить по влечению этих дурных склонностей, – значит быть бессодержательным, пустым по душе христианином. Спросите, – для чего та­кой человек живет? Для удовлетворения своих страстей? Но после удовлетворения их чувствуется пустота в сердце, какая-то тоска. Не то нужно сказать про христианина, борца со страстями и похотьми. В этой борьбе для него великий смысл. Победил он дурной помысл, движение сердца, похоть, вслед за этим, он начинает чувствовать в сердце прирост чего то хорошего, доброго, такого доброго, из-за которого он снова будет бороться со своей греховной природою, и так до конца жизни, пока не отойдет ко Господу. – Аминь.


1. Дух. Бесед. 1876 г.


ПОЛЧАСА О ВЕРЕ

Мы идём по песку. Игумен Варнава, в конце литургии на Воздвижение Креста , 27.09.19.
27.09.2019

Херувимская песнь (Еленинская)
12.09.2019

Фотоальбом обители

Календарь


Показать

Цитата дня

Цитаты из Библии