Цитата дня

КТО МОЛИТСЯ С ПОСТОМ, ТОТ ИМЕЕТ ДВА КРЫЛА, ЛЕГЧЕ САМОГО ВЕТРА

Свт. Иоанн Златоуст




Понятие дня

Хлеб и вино, приносимые в церковь для совершения божественной литургии и затем освящённые и пресуществлённые в Тело и Кровь Христовы.

Дары Святые



Медиа и СМИ

09.11.2017

Игумен Варнава: «Не в один год монастыри создаются»

NedwcU4ySqc.jpg

Фото Олега Рукавицына

В день рождения Димитриевской мужской обители мы побеседовали с настоятелем монастыря – игуменом Варнавой (Соколовым). Батюшка подвёл итоги монастырских трудов за первый год его жизни.

- Отец Варнава, наверное, вы осмысляли прошедший год. Расскажите, чего самого главного вы успели достичь за это время?

- Не в один год монастыри создаются. Сейчас у нас первая дата, когда можно подводить какие-то итоги. Мне как человеку, склонному к самокритике, кажется, что ничего не получилось и всё пропало. Но это, конечно, крайность. Понятно, что кое-что сделано. Просто как любому руководителю, даже насельнику всегда хочется большего, всегда ставишь высокую планку. Если не достигаешь, кажется, что что-то не выполнили. Хотя есть и хорошее.

Главное, что мы не развалились. Братия немножко прибавилась в послушниках. Есть ещё один очень знаковый момент. У нас появился ещё один монах. До пострига он долго жил в селе Верхняя Платовка практически как инок. Только дом и алтарь, был келейником протоиерея Григория (в то время настоятеля платовского храма). Я там служил, прекрасно знал будущего монаха, поэтому моя душа была спокойна. Мы все были очень рады, что он принял постриг. Он убелён сединами в прямом и переносном смысле. Решение было естественным. Хотя не будь нашего монастыря, этого бы не случилось. Даже если в этом наш монастырь послужил рождению новой души в монашество, это хорошо. Хотя мы не можем судить, как он закончит свои дни. Потому что о монахе принято говорить (афонское правило) после смерти. Монашеский путь хоть и прямой, как говорят отцы, но крутой. На нем много опасностей, испытаний. Это открытые воины, против которых и враг воюет совсем по-другому, поэтому хотелось бы, чтобы отец Макарий достойно совершил своё монашеское поприще. По крайней мере, мы послужили началу, и это хорошо. Даже если наш монастырь просуществовал бы только для одного того дня, то и это было бы плюсом, потому что в Царстве небесном появился ещё один воин Христов.

Кроме того, монастырь оказался нужным горожанам. Люди, которые не могут поехать в паломничество в далёкий монастырь, могут приходить на наши службы. Мы служим без сокращения.

- А сложно служить в городском монастыре?

- Лично для меня это сложно. Я жил в пустынном монастыре, в Андреевке, 13 лет, потом год трудился в селе Верхняя Платовка. До сих пор не могу оправиться от перемен в моей жизни. Но Господь не оставляет и помогает. Это переживание для меня ценное: когда Господь даёт крест, то даёт и силы его нести. Мне казалось, что для меня это невозможно, что я не смогу выполнить это послушание. Я прекрасно понимаю свою ограниченность. И, наверное, как мне кажется, я до конца не выполняю те функции, которые должен выполнять. Но раз есть благословение, значит, судить о моей деятельности будут другие. На то есть Священноархимандрит, который внимательно следит за нашей жизнью.

- Не доставляют ли многочисленные прихожане лишних хлопот, не мешают?

- Как могут мешать прихожане, если у священника прямая обязанность пасти стадо Христово? Я ведь не только монах, но и священник. Любой монастырь в городе всегда окормляет приходящих. Посмотрите, например, на Николо-Угрешский, Псково-Печерский монастырь. Они наводнены морем паломников. По сравнению с ними у нас городская пустыня. Само по себе наличие молящихся людей, наоборот, помогает. Потому что соборная молитва всегда сильнее одиночной. Конечно, есть особые пустынные монастыри, в которые человек уходит, чтобы усовершенствовать самого себя. В городе на первое место выходит элемент служения людям. Надо отметить, что нуждающихся в духовной помощи много. Я, конечно, не могу сравнить ситуацию с той, какая раньше здесь была. А вот если сравнить с тем потоком, который был в Верхней Платовке или

Андреевке, то здесь он больше в десятки раз. Духовно нуждающихся людей очень много. Всю службу у нас очередь к исповедующим иеромонахам. И, как мне кажется, иногда Господь через нас им помогает. Для чего-то нужно наше служение. Мы постарались, насколько могли, потрудиться на этом поприще. Удалось, или нет - не могу судить. Душа - это тайна. Никогда нельзя сказать, спаслась она, или нет.

Что касается, хозяйственных работ, то в нашем храме был установлен новый иконостас. Алтарь – самое главное место в храме, святая святых. Поэтому мы начали с того, что покрыли в нём полы гранитом, таким же, как в остальной части храма. Полы в алтаре были в полуаварийном состоянии. Мы построили трапезную на месте старой библиотеки. К сожалению, у нас до сих пор не хватает келий. В будущем планируем построить ещё один братский корпус. На удивление оказалось достаточно желающих прийти и пожить в монастыре. Некоторые люди не могли остаться у нас, потому что мы не могли предоставить отдельное помещение. Все кельи заняты. Своими силами мы с этой проблемой пока справиться не можем.

- Вы в прошлом году говорили, что представляете городской монастырь как духовно-просветительский центр. Складывается что-то в этом направлении?

- Да, хотелось бы, чтобы монастырь стал и духовным, и культурным центром Оренбурга. Но прежде он должен стать монастырём. Хотя кое-что в этом направлении, духовно-просветительском, все же сделано.

Мы запустили сайт. При монастыре появился отряд Братства православных следопытов. А недавно заработал совместный проект с православной гимназией – спортивно-патриотический клуб имени Святых великомученика Димитрия и мученика Нестора Солунских. Весь прошлый год мы готовились к его открытию, и он оказался востребованным. Сейчас в клубе занимается порядка 40 человек. Дело пошло. В этом году также открылась воскресная школа для детей. У нас пока нет помещения для занятий, хорошо, что ректор гимназии отец Георгий Горлов радушно принимает нас. К моему удивлению, сразу пришло немало детей. Сейчас мы восстанавливаем воскресную школу для взрослых, работа которой была прервана из-за ремонта трапезной. Мы собираемся с прихожанами после воскресной службы, читаем священное писание, беседуем.

- Отец Варнава, скажите, ваши бывшие представления об игуменстве получили соответсвие с реальностью?

- Я всегда знал, что это один из самых тяжких крестов. И сейчас я на своём опыте познаю это. Управлять другими людьми всегда доставляло мне особую трудность. Мне всегда хотелось подчиняться, а не руководить. Но, видимо, такова воля Божия. Приходится учиться, в том числе, и руководству. Конечно, я сильно переживал. Не просто было вдруг перестроить всю жизнь, когда ты никогда не руководил. В армии был сержантом, но это совсем другое.

nNsGEap72g8.jpg

Прошло совсем мало времени. Что-то из задуманного уже получилось. Но пока самый главный результат – монастырь живёт, братия не только не разбежалась, но даже прибавилась, службы идут. Постараемся воплотить в жизнь то, что пока не получилось, исправить ошибки и закрепить то, что удалось. Это естественный процесс.

Пресс-служба Димитриевского монастыря


Возврат к списку


Календарь