460006, Россия, Оренбург,
ул. Лукиана Попова, д. 98,
+7 (3532) 560-127,
barnabas_sokolov@mail.ru

Батюшка Григорий

23.10.2019
Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния , Ирина Земскова

12 сентября 2019 года исполнилось 55 лет пастырского служения митрофорного протоиерея Григория Петренко. На его долю выпало много испытаний: Великая Отечественная война, голод, послевоенная разруха, гонения и притеснения со стороны властей… Но, несмотря на это, он сохранил в себе веру и по-детски чистое и радостное восприятие мира. Глядя на него, невольно вспоминаются слова Спасителя: «Истинно говорю вам, если не обратитесь, и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное». (Еванг. от Мф. 18:3). 

maxresdefault.jpg

В местечке Катерлез 

Родился он 7 сентября 1930 года в местечке Катерлез (сов ременное село Войково в 4 километрах от Керчи) в православной семье. Мама Мария была родом из греческой семьи Саулиди, занималась воспитанием детей. Папа – Иван Петренко (украинец) – был разнорабочим, обладал недюжинной силой, работая грузчиком, один переносил большие возы. В семье было трое детей: Григорий – старший сын, Павел и Надежда. 

Папа часто выпивал, поэтому семья жила очень скромно, можно сказать бедно. Иногда даже голодали. Летом выручал свой огород: ходили с мамой на Керченский рынок за шесть километров пешком, продавали огурцы, помидоры, зелень. Затем мама выбирала крупы подешевле и покупала их на вырученные деньги. 

К началу Великой Отечественной войны Григорий успел закончить только начальную школу. Уже в 1941 году в Керчи шли ожесточённые бои. Неоднократно стратегически важный город переходил из рук в руки. Когда немцы захватили их деревню, вели себя нагло – как хозяева – и сразу расквартировались по домам. В их доме они заняли самую большую комнату, установили там телефон-рацию, а свои продовольственные запасы спустили в погреб. 

Погреба в то время никто не закрывал, а немецкая колбаса так вкусно пахла! Для «поимки» вражеской колбасы было решено использовать кота, как при ловле на живца. Дети ловили кота и привязывали к хвосту верёвку, чуть приоткрывали погреб и толкали его вниз. Как только голодный кот находил по запаху колбасу и хватал её мёртвой хваткой – быстро вытягивали животное за верёвку наверх. Только недолго это продолжалось. Фашисты заподозрили неладное и, застав детей на месте с поличным, – кота немедленно пристрелили. Маме пригрозили, что при продолжении воровства – убьют и детей. 


Советские санитары выносят раненых с поля боя. А. Новиков/ Фотохроника ТАСС

Папа после нападения Германии сразу был мобилизован: воевал на фронте в пехоте, а затем военным санитаром – выносил раненых с поля боя. Одна женщина в благодарность за спасённого мужа подарила ему медную иконочку Пресвятой Богородицы. Всю войну он не расставался с ней, носил на груди под гимнастёркой. Он рассказывал, что было так страшно, как будто смерть ходила по пятам. Множество пуль пролетало со свистом, рассекая воздух буквально в нескольких миллиметрах от него. Молился каждый раз как в последний. Но вернулся с войны живой, лишь два нетяжёлых ранения перенёс за всю войну.
Когда устроился на работу, то рабочие увидели у него эту иконочку и обсмеяли, он снял её и спрятал. Григорий нашёл образ случайно и очень обрадовался, но позже тот бесследно исчез. 

Дети как могли помогали семье в сложное послевоенное время. Так Григорий ходил на военный аэродром в нескольких километрах от деревни. Там он собирал на взлётной полосе осколки от бомб, чтобы резиновые покрышки на колёсах самолётов оставались целыми при взлёте и посадке. За это лётчики, у которых были хорошие пайки, делились с ним тушёнкой и кашей. 

На месте явления Георгия Победоносца 

Храма в деревне не было, поэтому Григорий ходил молиться на святое место, где раньше находился Катерлезский монастырь.
До наших дней сохранилось предание об этом монастыре. Оно гласит, что каждый день местный пастух пас скот у подножия одной горы, а утром и вечером поднимался на гору для молитвы. Однажды утром он увидел молодого воина верхом на белом коне, но подумал, что ему привиделось, и никому ничего не рассказал. Ровно через год в тот же день (23 апреля по старому стилю или 6 мая по новому) видение повторилось. На третий год в тот же день он поднялся на гору в сопровождении старцев. Все увидели юношу, стоявшего на большом камне рядом со своим конём. Когда видение исчезло, они подошли к камню, на котором остались отпечатки ног святого и следы от конских копыт. 

Немного выше этого места нашли икону святого Георгия Победоносца. Её с почестями перенесли в храм Иоанна Предтечи города Керчи. Но дважды икона возвращалась на прежнее место. Тогда на том месте поставили часовню, а со временем возвели монастырь. Примечательно, что сохранилась летопись этого монастыря. Согласно этому документу, строителю монастыря иеромонаху Михаилу церковные службы помогали совершать два благочестивых старца – Григорий Григорьев и Антоний Петренко. Последний, возможно, является родственником нашего отца Григория. 

20 февраля 1921 года решением Керченского уездного комитета монастырь, который в 1900 году был преобразован в женскую обитель, был ликвидирован и разобран на стройматериалы (это был первый монастырь, закрытый новой властью). Камень несколько раз пытались полностью взорвать, уцелел лишь его фрагмент с отпечатком копыта коня. Вода, собирающаяся на этом камне, считается целебной. 

Григорий любил молиться именно возле этого камня: 

– Как помолишься, – вспоминает, – становиться легко-легко, тишина на душе и радость такая… Словами не передать! А в деревне тяжесть, маята и даже воздух какой-то другой, тяжёлый. 

После окончания войны он устроился разнорабочим на Конфетно-кондитерскую фабрику в Керчи, где проработал около трёх лет. Затем выучился в авто- школе на водителя и работал в райисполкоме на легендарной «эмке» (ГАЗ-М1). Некоторое время учился в морском клубе, но его исключили за религиозные убеждения. 

Вообще, будущего священника несколько раз вызывали «на проработку», доказывали, что Бога нет, и не существует ни рая, ни ада. Затем махнули рукой: «Ничего! В армию пойдёт, а там кто прикладом, кто штыком, а кто и кулаком быстро ему обратное докажут». 

Но как говорится, человек предполагает, а Бог располагает! Когда Григорий работал на деревообрабатывающем станке, отлетевшей заготовкой ему раздробило фаланги на двух пальцах. В армию его не взяли, военком выдал «белый» билет (негоден для службы в мирное время). 

В послевоенное время после сталинской амнистии священники начали возвращаться из ссылок. В их числе вернулся и старенький батюшка Феодор, настоятель Керченского храма святого пророка Иоанна Предтечи. Этот храм известен тем, что является последним, построенным в византийском стиле и сохранившимся после всех войн и революций в Восточной Европе. 

По последним исследованиям учёных его строительство началось до крещения князя Владимира в Херсонесе, то есть около X века, на фундаменте разрушенной базилики VII века и с использованием её величественных колонн. Под его куполом обнаружены фрески, отнесённые учёными к школе Феофана Грека. В храме прекрасная акустика, для улучшения которой древние архитекторы вмонтировали небольшие амфоры в паруса церкви (места переходов от основания храма к куполу). 

Григорий стал постоянным прихожанином этого храма, иногда помогал в алтаре и в свечной лавке. Протоиерей Феодор боялся открыто его учить и делал это как бы невзначай, прикровенно. Зайдёт в алтарь и, будто позабыв, укажет на церковную утварь – «А это что?»; «А зачем?». Так потихоньку обучал юношу азам, беседовал о Евангелие. Он видел стремление Григория послужить Богу и написал о том протоиерею Стефану Акашеву, с которым отбывал ссылку в городе Котласе Архангельской области. Отец Стефан в ответном письме пригласил Григория переехать к нему на постоянное место жительства в Верхнюю Платовку. 

– От радости у меня словно крылья за спиной выросли, – вспоминает отец Григорий. – Но что ответить? Помолился, и руки сами потянулись к Евангелию. Открыл наугад и прочитал: «Жатвы много, а делателей мало». (Мф.9 37-38). Так и написал.
Надо было ехать, а денег не было и просить совестно. Но через некоторое время отец Стефан сам догадался и выслал необходимую сумму. 

На послушание к отцу Стефану 

прот.СТефан Акашев и и.Григорий Петренко.jpgПротоиерей Стефан Акашев – человек удивительной судьбы. Родился он в семье священника и в молодости хотел стать монахом. Но родители были против этого, и он женился (у него родилось в браке двое детей – сын Иван и дочка Нина.) После окончания семинарии его рукоположили во священство и направили служить на приход села Герасимовка Оренбургской области.
Это было лихое время становления колхозного уклада на селе. При этом сами колхозники были бесправными. Они либо не имели паспорта вообще, либо он находился в сейфе председателя. Понятно, что все зависели от руководителя колхоза. В Герасимовке председатель оказался атеистом и очень гордым человеком, сам себя считал за Бога, что ему всё дозволено. И вот председателю «приглянулась» жена священника. Он вызвал отца Стефана в кабинет и предложил … отдать жену или самому отправиться в ссылку. Отец Стефан выбрал второе. В 1934 году по ложному доносу его обвинили в антисоветской пропаганде и отправили на 10 лет в ссылку в Котлас. 

После этого председатель стал всячески притеснять жену отца Стефана, запрещал детям посещать школу и добился своего, впоследствии женщина даже родила от него ребёнка. Но спустя некоторое время председатель сам попал в эту же ссылку по доносу. Когда он увидел в бараке отца Стефана, то в ярости кинулся на него с кулаками, завязалась драка. Надзиратели бросились их разнимать. Отец Стефан не сопротивлялся – его оттащили и оставили в покое, а председатель кричал и кидался в драку, его повалили, начали бить ногами и проломили голову. До своего освобождения он не дожил. 

В ссылке катастрофически не хватало врачей, и начальством было принято решение набрать мед. персонал из среды полит. заключённых. Когда все были в сборе, велели поднять руки тем, кто может лечить. Несколько человек откликнулись, в их числе и отец Стефан. Видимо, он подумал о душевных недугах, а когда всё понял, испугался. 

Там был профессор медицины, который курировал врачей и в разговоре с ним священник признался, что не имеет никакого медицинского образования. Пожилой профессор внимательно посмотрел на него и сказал: «Ваши глаза говорят, что Вы будете хорошим врачом». В помощь написал основные симптомы заболеваний и в каких случаях какие лекарства давать. Перечень лекарств был очень скудным: аспирин, хинин, активированный уголь и т. п. 

QDH0ifOLt9s.jpg

В ссылке не запрещали молиться. И когда больной приходил на приём, батюшка молился за каждого и о своём вразумлении, затем крестил лекарства и давал больным. Так и лечил с Божьей помощью. Вскоре многие заключённые хотели попасть на приём именно к нему. Дошло до начальства, которое пожаловало с проверкой: «Ну, показывай, чем ты тут лечишь?!». Думали у него таблетки какие-то особенные, не как у других. Посмотрели на лекарства – такие же копеечные, как и у всех, махнули рукой и ушли. У своих новых коллег-врачей отец Стефан научился распознавать различные заболевания и лечить лекарственными травами. 

Поэтому, когда его освободили в начале 1944 года, первое, что он купил, – ведёрный чайник для заваривания трав. К своей жене он не вернулся, но впоследствии всегда помогал ей и детям продуктами и вещами, передавал их с оказией или через своих духовных чад. 

В том же году он был направлен по ходатайству верующих на служение в село Верхняя Платовка Оренбургской области в разорённый храм Покрова Пресвятой Богородицы. Через некоторое время принял тайный монашеский постриг с именем Серафим. Точная дата принятия монашества отцом Стефаном неизвестна. Однако это было при архиепископе Чкаловском и Бузулукском Мануиле (Лемешевском, †1968), который возглавлял нашу епархию с 1945 по 1948 годы. 

Известно также, что летом 1945 года епископ Мануил посетил уже благоустроенный приход и при встрече снял с себя крест с мощами и надел на отца Стефана. 

Примерно в 1955 году Григорий приехал в Верхнюю Платовку на послушание к отцу Стефану и стал иподьяконом (фактически исполнял функции диакона), чтецом и певчим. Некоторое время спустя к ним приехал погостить из Керчи протоиерей Феодор, пожил около трёх месяцев и отошёл ко Господу. Его похоронили за алтарём Покровского храма. 

Стояние Зои 

Ety_IQcEElI.jpg

Как раз вскоре после приезда Григория в Верхнюю Платовку в 1956 году в городе Куйбышеве (ныне Самара) произошло чудо, рассказы о котором передавались из уст в уста, быстро разлетелись по всем городам и весям. Дошли они и до Платовки. Речь идёт об известном «стоянии Зои». 

Эта история случилась Рождественским постом на улице Чкаловской, 84. Молоденькая работница трубного завода Зоя Карнаухова справляла новый год в кругу своих друзей. Выпивали, ели, веселились. Затем начали танцевать парами. Жених Зои Николай запаздывал. Девушка подошла к божнице, сняла старинный образ святителя Николая и сказала: «Мой не пришёл, буду с ним вот танцевать». Все бросились отговаривать, но девушка ответила: «Если Бог есть, пусть меня накажет». Прошла два круга в танце и окаменела. 

Хмельное веселье сменил ужас. Молодёжь в страхе разбежалась. Вызвали врачей, но они ничем помочь не смогли, иглы гнулись и не входили в холодное как мрамор тело. Хотели госпитализировать, но не смогли сдвинуть с места (ноги будто вросли в пол). Разрубить пол тоже не удалось: Зоя начала страшно кричать, из-под пола брызнула кровь. Так она простояла 128 дней (до Пасхи) без еды и воды. 

Григорий захотел съездить и всё увидеть своими глазами, убедиться воочию правда это или выдумки. Приехал утром и разыскал этот дом. У дома стояла толпа народа, все ставни на окнах были закрыты. Дом охранял наряд милиции. Кто-то из молодёжи пробрался к окну и заглянул в щель между ставнями, но ничего не было видно – изнутри висели наглухо закрытые шторы. 

Григорий пробыл в Самаре три дня. По улицам ходили комсомольцы и говорили, что они были в доме и там никого нет. Чтобы народ не собирался, выключали свет ночами у дома, подъезжали пожарные машины и поливали людей водой из брандспойтов, но ничего не помогало. Понятно, что если нечего было бы скрывать, то ничего такого не нужно было бы. Множество людей в то время крестилось, в храмах крестиков не хватало для всех желающих. 

В духовном сане 

При Хрущёве гонения на Церковь усилились, на священников клеветали, обвиняли во всех грехах, вынуждали отречься публично, храмы закрывали в принудительном порядке. Приход в Платовке был многолюдный и активный, что не нравилось властям, которые постоянно придирались к любым мелочам и душили налогами. Не нравился власти и настоятель. Вскоре отца Стефана обвинили в даче взятки фининспектору и запретили в служении. 

митрополит Леонтий.jpgВ сентябре 1964 года Григорий Иванович Петренко вместе со своим духовным отцом приехал в Оренбургскую епархию к владыке Леонтию (Бондарю, †1999) с просьбой о рукоположении в священнослужители. Сначала уполномоченный был против, но потом посмотрел на «кандидата» и разрешил: мол, толку всё равно не будет. Священники тоже высказались против: необустроенный, необразованный да простоватый, а времена тяжёлые – вдруг не выдержит? 

На все эти доводы владыка Леонтий сказал: «Я не доволен вашими ответами, поговорю ещё раз с его духовным отцом». Вызвал отца Стефана и спросил: «Может ли он стать священником?». Отец Стефан подумал и твёрдо сказал: «Может!». Владыка сказал Григорию лишь одно слово: «Готовься». 

11 сентября 1964 года Григорий Иванович был рукоположен в сан диакона с принятием обета безбрачия (целибат), а 12 сентября рукоположен во пресвитера в Никольском кафедральном соборе. 

Рукополагал его владыка Леонтий (Бондарь) и при этом благословил служить до тех пор, пока всё хорошо не выучит и всему не научиться. 

С 1964 года по 1970-й духовный отец был рядом с ним, они жили в одной келье в небольшой пристройке рядом с храмом. В годы своего запрещения отец Стефан пел на клиросе и помогал в алтаре, очень сильно переживал, до слёз. Протоиерей Стефан был решительным и строгим: они много молились и строго постились. В Верхней Платовке отец Стефан начал отчитывать, но делал это тайно. Когда же его перевели в село Заплавное Куйбышевской епархии, он уже отчитывал открыто. 

Отец Григорий часто навещал своего духовного отца в Заплавном, пока тот не отошёл ко Господу 11 апреля 1975 года.
Почти полвека – 46 лет – отец Григорий прослужил в Покровском храме. За это время он стал очень известным священником. В Платовку стали приезжать паломники именно за духовной помощью. Как-то незаметно для себя отец Григорий стал духовным отцом для многих верующих, причём не только из Оренбургской епархии. 

Однако в 2006 году состояние его здоровья резко ухудшилось. Дело в том, что батюшка страдает сахарным диабетом 2 типа (инсулинонезависимым). Ему необходимо было соблюдать строгую диету, а если сахар поднимался выше нормы, то полностью исключать сладкое, принимать сахароснижающие таблетки и – самое главное – систематически посещать эндокринолога. 

Но этого не делалось, а сахар в крови всё больше повышался. Тогда один послушник, не имея никакого медицинского образования и ни с кем не советуясь, начал делать инъекции инсулина. Вначале эффект был, но со временем произошла передозировка инсулина. При передозировке же возникает инсулиновый шок (или гипогликемическая кома). Она опасна тем, что если лечение не начать незамедлительно, наступают необратимые изменения центральной нервной системы. Это и случилось с батюшкой. 

Отца Григория на «скорой» увезли в больницу. Там в процессе стационарного лечения врачам удалось вернуть священника к жизни. Но здоровье восстановилось не полностью. По этой причине Указом Высокопреосвященнейшего Валентина, митрополита Оренбургского и Бузулукского от 16.05.2006 г. протоиерей Григорий Петренко был освобождён от должности настоятеля храма Покрова Пресвятой Богородицы села Верхняя Платовка Новосергиевского района и назначен исполнять пастырские обязанности в Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия посёлка Саракташа. 

В Обители Милосердия 

petrenko.jpg

В Обители батюшке предоставили просторную двухкомнатную келью, организовали должный медицинский контроль. Помимо ежедневного анализа крови на сахар, медики, работающие здесь, посещают его до шести раз в день. С помощью высококвалифицированного эндокринолога Областной больницы Г.П. Коноваловой был разработан режим дня и специальное сбалансированное меню. Состояние отца Григория постепенно стабилизировалось, инъекции инсулина стали не нужны.
Теперь он постоянно участвует в богослужениях и может, как и написано в Указе Владыки, исполнять пастырские обязанности. К нему вновь имеют возможность приезжать духовные дети (тем более что добраться до Саракташа даже проще чем до Верхней Платовки). 

Так по благословению митрофорного протоиерея Григория в селе Покурлей, что недалеко от Саракташа, его духовными чадами был построен храм в честь великомученика и целителя Пантелеимона. 

42.jpg

Часто приезжают и совершенно незнакомые люди. К примеру, как-то приехала предпринимательница из Оренбурга и уверяла, что у неё совершенно нет времени, а дело неотложное и только отец Григорий может ей помочь. Она подошла к батюшке прямо во время крестного хода и стала объяснять, что взяла кредит, а её партнёры не выполнили обещаний, теперь и она не знает, как возвратить деньги. Батюшка спокойно выслушал и заметил: 

– Вам нужно посмотреть кого Вы обидели и помириться с ними, оказать им помощь. А тех, кто Вас обидел – нужно простить 

– Но как же, – перебила женщина. – Ведь из-за них же я попала в такое трудное положение!.. 

– Ну что ж, – спокойно ответил батюшка. – А простить нужно! И молиться нужно! Помолитесь Спиридону Тримифунтскому, попросите, чтобы разрешил Вашу ситуацию без ущерба для Вас и для Ваших партнёров. Вообще же Вам нужно почаще ходить в храм… А главное – научитесь всем сердцем любить Бога и ближних как себя. Жить мирно, не ссориться. 

– Да как этого достичь в наше-то время! – озадаченно сказала женщина. 

– Очень просто, – ответил батюшка. – Надо всем прощать! 

– А вот Вы всем простили? – Да, – ответил отец Григорий и пошёл за крестным ходом, который к тому времени уже зашёл в Свято-Троицкий собор. 

Просительница же от этих простых, но, видимо, неизвестных ей раньше слов священника, присела на скамейку и, как-то забыв про множество неотложных дел, провела в Обители продолжительное время. Мы не можем знать, о чём она размышляла, но уверены, что первый урок на пути к ценностям Святой Руси получила. Главное, чтобы он не стал последним…

Фото Саракташской Свято-Троицкой Симеоновой Обители милосердия, архива храма Покрова Пресвятой Богородицы в Верхней Платовке, baklykov.info


ПОЛЧАСА О ВЕРЕ

Цель нашей жизни - стать храмом Бога живого. Иеромонах Агафангел (Аксёнов), литургия 8.11.19.
09.11.2019

Херувимская песнь (Еленинская)
12.09.2019

Фотоальбом обители

Календарь


Показать

Цитата дня

Цитаты из Библии